Сафаргуль. Дети и судьбы

В моём давнем детстве мама работала воспитателем в детском доме. Она была не только профессиональным воспитателем, но и добрым и отзывчивым человеком. Дети её любили. Но особой любовью они одаривали нас, детей воспитателей. В этом детском доме жили дети дошкольного возраста. Как только им исполнялось 7 лет, их переводили в школу-интернат, где они продолжали жить и учится дальше.

А в этом детском доме жили дети, которые по возрасту были младше нас на год-два. Так что мы для них были как старшие братья и сестры… и не только.

Такая невыносимая красная дорожка

Нас было пятеро, тех, кто постоянно приходил после школы к мамам часа на 2-3: отчитаться по учебе, поесть, пообщаться, а потом идти домой. Наши мамы делились с нами своим обедом, а потом отправляли играть на игровую площадку. Нас тут же облепливали детдомовские детишки с просьбой поиграть с ними. И мы с удовольствием бегали с ними, играли в пятнашки, катались с горки, читали им сказки. Они одаривали нас своей нерастраченной детской любовью, от которой щемило в груди и хотелось обнять их всех, сделать их маленькими, положить за пазуху и унести с собой. Каждый раз при расставании они спрашивали, заглядывая нам в глаза, а придем ли мы завтра… И мы приходили, потому что не прийти, обмануть их ожидания  было нельзя.

Иду я вдоль детдомовского забора, а они тут-как-тут, приникнут личиками к прутьям ограды и скандируют многоголосым хором: «Ди-на и-дёт! Ди-на и-дёт!…» И так на всем протяжении ограды… иду, как по красной дорожке, лицо краснеет от смущения, прохожие оглядываются с улыбками, а сердце стучит барабаном: конечно же я к вам зайду, мои дорогие!..Сафаргуль

В этом детском доме не все дети были круглыми сиротами. Были такие, кого родители сдали, не в силах прокормить. У кого-то не было только мамы, или только папы. И эти детки каждые выходные ждали, что к ним кто-нибудь из родных приедет. Иногда этот родной человек приезжал не совсем чистым, не с иголочки одетым, иногда с душком вчерашнего похмелья, а зачастую и с пустыми руками, — все равно счастливее момента для этого ребенка не было. Это было видно по глазам, чувствовалось по приникшей к плечу родителя фигурке, по той ауре, которая окутывала обоих и давала понять, что сейчас они одно целое…

Сафаргуль

К Сафаргуль никто не приезжал, хотя, у неё числился папа. Она старалась не смотреть в сторону детей-счастливчиков, к которым кто-то приезжал, но иногда бросала за ограду особый ищущий безнадёжный взгляд, и тут же молча отворачивалась от шумевшего за забором мира. Она часто подолгу не отходила от меня, и я чувствовала к ней особенную сестринскую привязанность. Сафаргуль была красивой девочкой, с тонкими чертами лица, с колечками пепельных кудряшек, обрамлявших её бледное личико, с пронзительным рано повзрослевшим взглядом голубовато-зеленых глаз.Сафаргуль

Так случилось, что моему папе предложили хорошую работу на заводе и жильё в небольшом городке на юге, и мы должны были уехать. Естественно, что этот факт стал известен не только  сотрудникам, но и всем обитателям детского дома. Особенно эта неутешительная весть затронула сердечко Сафаргуль. Она подошла к моей маме и со словами: «Миленькая, Татьяна Андреевна! Возьмите меня с собой! Я все вам буду делать: и мыть полы, и посуду, … и во всем буду вам помогать,… только возьмите меня с собой!»- она обняла свою любимую воспитательницу и дрожа всем тельцем прижалась к ней…

Вечером мама и папа о чём-то долго шептались у себя в комнате…

Сафаргуль не суждено было стать сестренкой мне и моим двум братьям, поскольку она не была круглой сиротой и удочерить её было невозможно, — так сказала мне мама. Но я до сих пор храню воспоминания о светлой девочке с кудряшками, которой не суждено было стать моей сестрёнкой. Посылаю тебе свою любовь и поддержку, моя дорогая, хотя  ничего больше о тебе не знаю… Надеюсь, что у тебя все хорошо!

Как редко  мы ценим то, что положено нам в жизни по умолчанию — заботу наших мам и пап, их любовь к нам. Мы нередко что-то требуем от них, обижаемся на них, забываем позвонить, редко навещаем их в старости. Забываем, что наши предки — сила Рода, не говоря уже о любви и заботе, которой они нас одаривают, ничего не требуя взамен.

А я до сих пор чувствую пронзительное чувство вины за тех родителей, которые просто оставили своих детей, фактически предали их, вспоминая глаза Сафаргуль.Сафаргуль

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *